Интернет-проект «1812 год»

Михаил Казанцев

Отряд А.С. Жемчужникова, корпус Винцингероде и отряд П.В. Голенищева-Кутузова

 

В самом начале августа Александр I полагал, что все 27 батальонов Торопецкой, Бельской, Вяземской, Ельнинской (Дорогобужской) и Рославльской бригад накануне поступили в 1-ю и 2-ю Западные армии. И такое мнение соответствовало решениям императора, принятым вскоре после его отъезда в ночь на 7 июля. Так, через два дня он написал военному министру о включении 17 батальонов из указанных бригад в сформированный им в Смоленске обсервационный корпус, пехота которого затем действительно была распределена по полкам 1-й и 2-й армий. А все остальные батальоны должны были поступить в распоряжение Барклая.

Но на самом деле из них к 1-й армии присоединились только подразделения Тобольского и Волынского полков, а судьба еще 8 батальонов Торопецкой и Бельской бригад оказалась совсем иной.

По-видимому, именно военный министр сформировал из них особый отряд под командованием полковника А.С. Жемчужникова, предписав ему следовать в Тверь.

Но с какой целью он был отправлен в этот город?

В известной записке А.А. Аракчеева, многие рекомендации которой осуществлялись как раз в начале июля, для основных сил 1-й Западной армии предлагалась операционная линия, проходившая от Полоцка к Невелю и Великим Лукам, и далее либо на Новгород, либо через Торопец к Твери.

Заметим также, что в последнем городе формировался один из номерных полков Клейнмихеля, а, согласно рескрипту этому генералу от 6 июля, еще два его полка должны были в дальнейшем находиться не в Петербурге и Новгороде, а между Москвой и Тверью.

Весьма важны и опубликованные еще А.И. Михайловским-Данилевским сведения о планировавшихся в начале июля базах снабжения: «На случай приближения военных действий к сердцу России, приказал император заготовить в Твери и Ржеве: муки 58000, овса 75500 и круп 5480 четвертей, и разного хлеба: в Туле 69872 и в Калуге 69772 четверти»[24].

Как известно, из Полоцка 1-я армия совершила марш к Витебску (что, кстати, тоже предусматривалось в записке Аракчеева). И из письма Барклая императору от 18 июля следует, что первоначально операционную линию он «наметил себе через Велиж».

Таким образом, в планах русского командования Тверь являлась достаточно важным пунктом, а до начала движения 1-й армии от Витебска к Смоленску или несколько ранее этот город мог рассматриваться и как конечный пункт ее операционной линии. Кроме того, собираемые там и в Ржеве крупные запасы муки и прочего, несомненно, требовали надежной защиты.

Согласно отправленным 3 августа Витгенштейну сведениям о распределении рекрутских батальонов, для пополнения 1-го отдельного корпуса оставалась только одна бригада в Пскове. Но через 11 дней Аракчеев просил разрешения императора использовать с этой целью батальоны Жемчужникова.

20 августа Барклай написал Витгенштейну, что «по воле» Кутузова предписал им следовать к его корпусу, а на следующий день сам главнокомандующий уведомил графа о том же: «По согласию с господином военным министром мы посылаем вам восемь баталионов, находившихся в Твери <...>, в подкрепление и в продолжение похвальных действий ваших».

Однако уже через три дня Кутузов сообщил Витгенштейну, что приказал данному отряду «на некоторое время остановиться у Твери впредь до повеления», не более как на «малое число дней». Самому Жемчужникову было предписано расположиться в месте прежней дислокации и наблюдать «дороги, ведущие к Старице и Волоколамску».

1 сентября Кутузов вновь приказал этим батальонам идти на соединение с корпусом Витгенштейна, и через 4 дня они выступили в поход. Но вскоре после получения известий об оставлении Москвы Александр I подчинил их (9.9) Винцингероде. Поэтому 13 сентября Жемчужникову был направлен приказ о возвращении в исходный пункт. А он отдал соответствующие распоряжения своим войскам 21-го, находясь при этом в Великих Луках.

10 сентября П.В. Голенищеву-Кутузову было предписано оправиться в Тверь, чтобы заниматься там формированием казачьего полка из числа местных ямщиков и Тверского ополчения. Вышестоящим начальником этих сил, а также корпуса Новака, который император повелел создать 12 сентября в Новгороде, тоже стал Винцингероде.

Правда, в рескрипте от 1 октября в общем перечне войск, возглавляемых этим генералом, корпус Новака отсутствует, и добавляется Ярославское ополчение.

Вопросами, которые касались «ямщицкого» полка, упомянутых ополчений, и вернувшихся 8 октября в Тверь батальонов Жемчужникова, занимался П.В. Голенищев-Кутузов, а под непосредственным командованием Винцингероде был кавалерийский отряд, состоявший в момент своего образования из одного драгунского (Казанского) и 4-х казачьих (Иловайского 4-го, Иловайского 12-го, Родионова 2-го и Ставропольского калмыцкого) полков.

По приказу Барклая от 10 августа полк Родионова 2-го был возвращен в корпус Витгенштейна, а 29 числа того же месяца Кутузов отправил Винцингероде 2 батальона егерей (вскоре вернувшихся к армии), взвод конной арт. роты № 5 и 3 казачьих полка (Чернозубова 8-го, Денисова 7-го и Перекопский конно-татарский). И затем при оставлении Москвы к отряду присоединились л.-гв. Казачий и Изюмский гусарский полки.

1 октября Александр I повелел направить из Новгорода к войскам Винцингероде (в Клин) половину конной роты № 19 без лошадей, а на следующий день – другую половину той же роты, которая должна была прибыть обычным маршем в Тверь. После укомплектования конского состава первая полурота была полностью готова не позднее 15 октября.

В тот же день император повелел П.В. Голенищеву-Кутузову возглавить весь корпус попавшего в плен Винцингероде, но, не зная об этом, Кутузов 18-го отдал аналогичный приказ Э.Ф. Сен-При (в дальнейшем этот вопрос был улажен), предписав ему действовать неприятелю в правый фланг и возможно быстрее установить связь с Витгенштейном.

Прибыв в Москву, П.В. Голенищев-Кутузов в письме Александру I от 19 октября считал необходимым немедленно выступить с находившимися там полками. «Ямщицкому» казачьему полку он приказал идти в Волоколамск для присоединения к его отряду, что и произошло позднее.

21 октября он же написал императору и Кутузову о своем скором выступлении, посетовав на действия Платова, присоединившего к своим войскам полк Денисова 7-го, а батальонам Жемчужникова и одной из конных полурот приказал следовать к Зубцову (другая полурота была ранее отправлена в Волоколамск). Тогда же в Москву прибыл Сен-При, который сообщил фельдмаршалу о том, что регулярная конница двинется к Звенигороду и Рузе на следующий день.

Переформированный в 6 батальонов отряд Жемчужникова с конной полуротой выступил к Зубцову 26 октября, и в дальнейшем он присоединился к войскам Витгенштейна лишь в самом конце кампании.

30 октября П.В. Голенищев-Кутузов находился в с. Николо-Погорелое (северо-восточнее Сафоново), видимо, только с частью своих сил, включая все регулярные войска.

3 ноября Кутузов приказал ему идти от Духовщины на Бабиновичи и открыть сообщение с Витгенштейном, и в начале этого месяца Платов докладывал о подкреплении данного отряда двумя казачьими полками, хотя в действительности он был усилен только одним – Кутейникова 6-го.

8 ноября П.В. Голенищев-Кутузов сообщил Витгенштейну о прибытии днем ранее «с корпусом» в Бабиновичи, указав при этом, что казачьи полки Иловайского 12-го находятся «в разных расстояниях впереди».

Подобная ситуация, по-видимому, сохранялась и далее, поскольку 13 ноября П.В. Голенищев-Кутузов находился в д. Сургучева (юго-восточнее Сенно), а Платов в тот же день и Ермолов 14-го (в 23 часа) сообщали, что справа от них движутся войска этого генерала.

Установив ранее коммуникацию с корпусом Витгенштейна, далее они могли идти на соединение с ним, что и было предписано главнокомандующим тоже 13-го числа с указанием: «сколь можно поспешнее».

Вместе с тем Витгенштейн 14 ноября написал Платову, что «г. а. Кутузов до сих пор еще со мною не соединился», и в своей «подробной реляции» из его частей упоминает только казачий полк Чернозубова 8-го, который по его приказу вместе с отрядом Сеславина занял Борисов (15.11).

20 ноября П.В. Голенищев-Кутузов доложил императору, что после фактического исполнения упомянутого предписания фельдмаршала («недалеко от Борисова») он получил от Витгенштейна повеление «прикрывать правый его фланг», прибыв затем «с корпусом» через Лепель в В. Березино.

 


Примечания

[24] Михайловский-Данилевский А. И. Описание Отечественной войны 1812 года... Изд. 3-е. СПб., 1843. Т. 1. С. 230.

 

 

Публикуется в интернет-проекте «1812 год» с любезного разрешения автора.