Интернет-проект «1812 год»

Вернуться

Михаил Казанцев

Численность и потери армий при Бородино
(2-я редакция)

Из «Описания сражения при селе Бородине, бывшего 26-го числа августа 1812 г. между Российскою Императорскою армиею под предводительством генерала от инфантерии князя Голенищева-Кутузова и французскою соединенною армиею, состоявшею из войск всех держав западной Европы, под предводительством Императора Наполеона», по данным вопросам можно узнать следующее.

У русских перед битвой было 95000 «линейного войска», 7000 казаков и 10000 ополченцев, всего 112000 чел. при 640 орудиях; выбыло из строя 25000 чел., около 800 офицеров и 13 генералов. Наполеон привел к Бородинскому полю более 185000 чел. с 1000 орудий; потеряно до 50000 рядовых, более 1500 офицеров и 39 генералов[1].

Важно отметить, что силы сторон указаны 25 августа, а понесенный урон, следуя нормальной логике, относится только к 26-му числу.

Автором данного документа давно считают К.Ф. Толя. В 1822 году он опубликовал очень похожее по тексту «Описание битвы, при селе Бородине происходившей...» с подзаголовком: «составленное» «из рапортов г.г. корпусных командиров», «документов неприятельских» и «иностранных описаний»[2]. Там были увеличены численность русских регулярных войск (до 103800 чел., в 1-й армии – 71200, во 2-й – 32600) и их потери – до 30000 нижних чинов. Сведения по французам и их союзникам, хотя и при несколько ином распределении солдат по корпусам, в целом остались прежними.

А они, следует заметить, весьма близки к тем, которые содержатся в опубликованном еще в 1813 году по распоряжению Ф.В. Ростопчина «Подробном списке всех корпусов, составлявших французскую армию...»: в сражении участвовали 180500 чел.; выбыло из строя 46 генералов, 1560 офицеров и 50876 нижних чинов. Однако эти сведения имеют ряд ошибок и неточностей, иногда совершенно очевидных или даже грубых, и не имеют никакого документального подтверждения, поскольку были просто записаны со слов А. Шмидта[3].

В юбилейном 1839 году Толь издал свое «Описание битвы...» отдельной книгой, указав там те же самые сведения по обеим армиям. Правда, в ней уже нет расписаний войск.

В 1823 году вышла книга Ж. Шамбрэ «Histoire de l'expedition de Russie», переизданная в 1825 и 1838 году. В ней автор привел расписания «Великой армии» и в частности накануне Бородина (2.9.1812 по н.ст.) насчитал в ее рядах 133819 человек[4]. В дальнейшем очень многие историки стали использовать именно эти сведения, относясь к ним в той или иной степени критически. По мнению Ж. Пеле-Клозо (1829), численность французской армии 6 сентября (н.ст.) составляла около 126 тысяч человек[5].

Но отечественные историки сначала выдвигали совсем иные версии. Так, А.И. Михайловский-Данилевский полагал, что накануне генерального сражения у Наполеона было более 170000 солдат[6].

В его труде также приводится мнение Александра I о силе армии Кутузова, на основании полученных им рапортов:

– наличное число людей – 95734
– поступает из корпуса Милорадовича – 15589
– собранные «из разных мест» – 2000
Всего 113323 чел., с «отделенными отрядами» «уповательно» будет 120000[7].

При этом, действительно, некоторые части в рапорты от 17.8 включены не были. Кроме того, в соединениях Барклая и Багратиона не учтены высшие офицеры (3784) и музыканты 2-й армии (935). Вместе с тем численность корпуса Милорадовича является полной, даже с нестроевыми чинами. И, по донесению Кутузова, 18.8 собрали не 2 тыс. человек, а «до 2000».

А в конце следующей главы, охватывающей события до 25 августа (включительно), говорится, что «русских было: 113000 человек... и тысяч 15 ополчения»[8].

При указании потерь 1-й армии Михайловский-Данилевский ссылается на ведомость Кикина, которая по данным точно совпадает с «бородинским» разделом так называемой «декабрьской»: «Августа 25 и 26 при селе Бородине» убито, ранено и пропало без вести 38506 чел. (304 нестроевых)[9]. Правда, судя по тексту, историк считал, что эти сведения относятся к 24 и 26 числу. И, по его мнению, «примерно полагать можно потерю 2-й армии слишком в 20000 человек». Подтверждение своим оценкам он усматривал в следующем подсчете: 113000 – 52343 (старослужащие рядовые по рапорту от 23.9) – (убыль людей на пути от Бородино до Тарутино) = 57 или 58 тысяч[10].

М.И. Богданович (его труд вышел в 1859-1860 г.г.) тоже полагал, что «у нас выбыло из фронта» столь значительное число солдат и офицеров. Однако, по его версии, по крайней мере, около 8 тысяч человек, «рассеявшись в пылу боя, впоследствии присоединились к войскам». Поэтому на самом деле русские потеряли до 6 тыс. человек «при Шевардине» и до 44 тысяч 26 августа.

Но и урон неприятеля оказался «не менее нашего». А Михайловский-Данилевский считал, что он «простирался до 50000 человек»[11].

В вопросе первоначального соотношения сил Богданович разделял мнение Толя о том, что к 26 августа вся армия Кутузова включала 103800 солдат в регулярных частях (и тогда до 24-го – около 110000), 7000 казаков и 10000 ополченцев. Но при подсчете войск Наполеона историк использовал французские источники, получив в итоге около 130 тысяч чел. Он также представил данные по родам войск, позднее получивших довольно широкое распространение. Так, с русской стороны сражались 72000 пехотинцев, 17500 кавалеристов, 14300 артиллеристов, инженеров «и пр.», с неприятельской – соответственно, 86000, 28000 и 16000[12].

К концу дореволюционного периода в отечественной литературе было принято считать, что при Бородино 130000 французов противостояли 120000 русских, включая казаков и ополченцев. Так значительно раньше полагал и Клаузевиц. Правда, он не детализировал состав армии Кутузова.

В 1941 году Б. Кац справедливо заметил, что в сводной «декабрьской» ведомости отражены потери не только 1-й, но и 2-й армии[13]. И их общий урон, насколько можно понять, с 24 по 26 августа он оценил в 42438 чел. Хотя достаточно детальные вычисления в его статье не даны[14]. В вопросе же количества выбывших из строя с неприятельской стороны «самые точные», по мнению Каца, подсчеты сделал В.А. Афанасьев – 58478 чел. Но при этом он использовал, судя по тексту статьи, только уже упоминавшийся выше «Подробный список всех корпусов, составлявших французскую армию...»[15].

В 1954 году при составлении сборника документов «М. И. Кутузов» были обнаружены ведомости потерь при Бородино 26 августа как по 1-й, так и по 2-й Западным армиям. Позднее их стали называть «сентябрьскими»[16]. Согласно этим документам, в 1-й армии убито, ранено и пропало без вести 22601 человек, во 2-й – 15840 (без офицеров и генералов). На основании этих фактов, и находя им соответствие в сводной «декабрьской» ведомости, Л.Г. Бескровный пришел к выводу, что потери русских составили около 38,5 тыс. чел. (очевидно, только 26-го числа)[17].

В своей книге он обратился к рапортам от 17-го августа, согласно которым в 1-й армии насчитывалось 65528 чел., во 2-й – 34925, всего – 100453, а с войсками Милорадовича – 116044. При этом в них была учтена основная часть казаков. Полагая, как и раньше, что в битве участвовали только 10000 ополченцев, историк определил новую численность русской армии под Бородиным – 126 тысяч человек[18].

Однако, как уже было отмечено выше, в данных рапортах нет данных по откомандированным частям. Помимо этого в них, конечно, ничего не говорится о собранных 18.8 людях. Наконец, они отражают состояние армии в существенно более ранней временной точке.

В 1988 году Н.А. Троицкий, раскритиковав Бескровного, предложил считать истинными потери в «Списках убитым, раненым и награжденным воинским чинам в войну 1812-1814 г.г.» – 45 тыс. нижних чинов и 633 офицера[19]. Но необходимо заметить, что там речь идет о «сражениях... 24 и 26 августа». А Бескровный указал потери в 38,5 тыс. чел., очевидно, только за последний из этих дней. Так же, кстати говоря, и у Богдановича – 44 тыс. солдат выбыло из строя 26-го, а всего – 50 тысяч (см. выше).

При подсчете численности русских войск Троицкий тоже обратился к строевым рапортам: по 1-й армии – от 24.8 (75541 чел.), а по 2-й – от 17.8 (34925 чел.). В отношении последней прибавлено пополнение из корпуса Милорадовича (19.8, 4976 чел.), и вычтены ее потери с 20 по 23 августа – 140 чел. Всего в регулярных войсках получилось 115302 человека[20]. Но на данную величину в настоящее время предпочитают не ссылаться.

Прежде всего, в подобных документах казаки обычно учитывались. И именно так обстоит дело в случае с рапортом 2-й армии от 17.8. Вместе с тем довольно сложно судить об учете иррегулярной конницы в рапорте 1-й армии от 24.8. Кроме того, пополнение 2-й армии – это 4976 солдат, назначенных на укомплектование только пехотных частей, причем с унтер-офицерами, музыкантами и нестроевыми. А 140 чел., в точном соответствии с «декабрьской» ведомостью, выбыло из строя за 4 дня накануне битвы из состава 1-й Западной армии.

Наконец, взятый Троицким документ с «точным указанием численности казаков» – это «бородинское» расписание Поликарпова, в котором указана совершенно другая информация – состав казачьих отрядов в сотнях. Но это, разумеется, не означает, что в каждой сотне было 100 человек[21].

В 1987 году была опубликована очень содержательная статья С.В. Шведова. Согласно выводам ее автора, «накануне Бородина... объединенные силы М.И. Кутузова насчитывали 114 тыс. человек регулярного войска, 10 тыс. казаков и 33 тыс. ополченцев»[22].

К вопросам численности и потерь русской армии при Бородино Шведов вновь возвращался в 1993 году (конференция в Бородино) и в 2004 году (конференция в Бородинской панораме).

В первом докладе[23] количество солдат в регулярных войсках рассчитано от двух временных точек – 17 и 23 августа. И в обоих случаях получился одинаковый результат – 114 тыс. чел. При этом 17-го указано по рапортам 92555 чел. (на самом деле 94041), а с неучтенными частями – 102588 (!). Затем присоединилось 15655 чел. и убыло до 24.8 – 3500 (должно было убыть около 4200).

Эти силы по родам войск:

пехоты – 181 батальон – 82,5 тыс.
кавалерии – 164 эскадрона – 20 тыс.
артиллерии – 56 рот (?) – 10,5 тыс.
инженерных войск – 9 рот – 1 тыс.

Их общие потери при Бородино Шведов также определил двумя способами. В первом он подсчитал количество офицеров и «строевых старослужащих нижних чинов» на 11 сентября. И, постаравшись также учесть влияние различных фактов и обстоятельств, имевших место в течение 15 дней с 27.8, Шведов пришел к заключению, что «наиболее вероятная» численность указанных регулярных сил после генерального сражения составляла 64 тыс. чел. Соответственно, их потери 24 – 26 августа достигли 50 тысяч чел.

Тот же метод подробно изложен и в докладе 2004 года[24], и полученный результат практически совпадает с прежним – 49-50 тысяч. К сожалению, оба доклада вызывают немало различных вопросов, и в них был обнаружен ряд ошибок и неточностей при вычислениях, в ссылках и опубликованных документах (см., например, критику С.В. Львова[25]).

Второй способ заключается в использовании сведений именно о выбывших из строя за три дня битвы, и уточнении этой информации. И в 1993 году Шведов посчитал необходимым сделать к «сентябрьским» ведомостям 5 поправок, которые в сумме увеличили потери на 11 тысяч чел. И в частности, по его мнению, действительный урон 2 – 4-го кав. корпусов и 2-й кирас. дивизии был намного больше, составляя в общей сложности 7,2 тыс. чел. Заметим также, что в упомянутой выше статье 1987 года говорится об уточнении потерь в сторону увеличения только на 3,5 тыс. чел. И поэтому они определены там в 42 тыс. человек[26].

Отдав предпочтение именно последнему методу, С.В. Львов на конференции 2003 года представил данные по потерям регулярных войск 24 – 26 августа в виде «открытой таблицы»[27], поскольку работа над ней продолжалась, и указав в частности, что пока еще не учтены сведения по двум конным арт. ротам № 8 и № 9, и по Новороссийскому драгунскому полку они являются неполными. Общий итог таблицы – 39312 человек[28]. И к нему есть примечание: «На конференции 27 апреля 2003 г. озвучена цифра потерь в 42043 человека. В процессе подготовки материала к публикации в архиве были найдены документы, позволившие уточнить численность потерь»[29].

В докладе Шведова (2004) есть такой текст: «Исходя из рапорта от 17 августа, довольно легко определить численность армии на 24 августа. Для этого достаточно совершить две арифметические операции: вычесть небоевые потери, прибавить пополнение в 15,5 тыс. чел., приведенные генералом М.А. Милорадовичем из Калуги 19 августа, и 2 тыс. чел., собранных и. о. генерал-полицмейстера армии М.И. Левицким». И далее историк производит эти операции: 98 (фактически) – 1,5 + 15,5 + 2 = 114 тысяч бойцов в регулярных войсках.

Такой подсчет является, на наш взгляд, слишком упрощенным. Прежде всего, учитывать надо, несомненно, и боевые потери. Хотя по «декабрьской» ведомости они были не очень большими, но, возможно, учтены не полностью (например, у Поликарпова – больше). Небоевые же потери Шведов вычисляет как 200 чел. (!) в сутки (в 1993 году даже 300 чел.), причем почему-то за 8 дней, что у многих, наверное, вызовет возражения.

Далее, процесс распределения солдат Милорадовича по полкам имел немало разных нюансов. Взять хотя бы отданное 20.8 распоряжение Кутузова о немедленном возврате в Калугу всех офицеров, «старых» рядовых и барабанщиков. Кроме того, количество собранных 18.8 людей Кутузов оценил лишь приблизительно – «до 2000».

В целом эта задача заключается в правильном определении фактической численности регулярных войск 17-го и всех, подчеркнем это, ее изменений до 24-го.

Используя же более поздние рапорты 1-й армии, Шведов, по данным войскам, подсчитал, что 23.8 она имела в своем составе 75,5 тыс. чел., а 24.8 – 73,5 (?). Вместе со 2-й армией, по ее состоянию 17.8, получится, соответственно, 107,4 и 105,4. Это историк объяснил тем, что не учтены 10 тысяч «калужских» рекрут (по 5 в каждой армии), но тогда, как нетрудно заметить, в общей сумме даже 24-го будет несколько более 114 тысяч – 115,4, а 23-го, т.е. именно до начала битвы, – 117,4.

Впрочем, на этом остановимся.

В 1997 был издан труд А.А. Васильева и А.А. Елисеева, посвященный русским войскам, сражавшимся при Бородино[30]. В численности соединений, а также всей армии Кутузова авторы, по-видимому, ориентировались на данные из доклада Шведова (1993), указав, что на 24.8 в регулярных частях двух армий было около 114 тыс. чел. При этом артиллерия включала 48,5 рот (без понтонных), 2 батареи и 1 команду – 600 орудий[31].

Казачьих полков указано 24. Один из них, Атаманский, имел удвоенный состав, но, по замечанию авторов, состоял только из 7 сотен. Всего в этой коннице с двумя Донскими арт. ротами насчитывалось около 9,5 тысяч чел.

На самом деле значительно меньше, поскольку 3-й Бугский полк был намного ранее отправлен в Мозырь (и от него могла остаться только совсем небольшая команда), а 1-й Бугский и 1-й Тептярский откомандировали (возможно, не в полном составе) для прикрытия районов, лежащих к югу от Смоленского тракта. То же следует сказать о полках Быхалова 1-го и Комиссарова 1-го, хотя и с некоторыми оговорками[32].

По подсчетам Васильева и Елисеева, в составе русской армии при Бородино было более 20 тысяч (21694) московских и до 10 тысяч смоленских ополченцев.

Согласно мнению Шведова (2004), из числа первых «всего в боевых порядках» находились 19-20 тысяч. А из намного хуже вооруженных смоленских ратников при армии состояло около 3 тысяч человек, ранее поступивших в инженерные команды[33].

В своей книге (1988) Н.А. Троицкий указал происхождение мнения о том, что в Бородинском сражении у французов и их союзников выбыло из строя почти 58,5 тысяч человек[34]. А в 1992 году А.А. Васильев именно опроверг это мнение, изложив также в своей статье «историю» швейцарца А. Шмидта. По его собственной оценке, действительные потери «Великой армии» за три дня битвы «могли достигать 34 тысяч человек»[35].

В 2002 году был издан солидный труд А.А. Васильева и А.И. Попова о войсках Наполеона, участвовавших в генеральном сражении 24-26 августа (5-7.9)[36].

Небольшие замечания по численности соединений и всей армии сделать все же необходимо.

Указанное в 4-м армейском корпусе итоговое количество пехотинцев и солдат, служивших в спец. частях (артиллерийских, инженерных и пр.), совпадает с «каноническими» данными Пеле[37], но при проверке по входившим в его состав дивизиям и гвардии получатся другие величины.

В 4-й дивизии легкой кавалерии указано всего 1200 чел., в 7-й «тяжелой» – 2100. В сумме получится 2900 кавалеристов и 400 артиллеристов, что отличается от данных по корпусу Латур-Мобура в целом – соответственно, 3100 и 500 чел.

Авторы книги также предположили, что могла возвратиться часть артиллерии 3-го корпуса кав. резерва – 150 чел. и 8 орудий, а числившиеся в командировках 529 пехотинцев и 259 кавалеристов из 8-го армейского корпуса (по Шамбрэ) остались в тылу, и в частности 1 батальон в Вязьме[38]. Но данные предположения являются довольно дискуссионными.

В «Заключении» сказано, что во всей армии Наполеона было около 90500 пехотинцев[39], но точный подсчет строго по формуле и данным, представленным на той же странице, даст несколько другой результат: 84504 + 5475 + 500 (при гл. кв.) – 500 (в Гжатске) = 89979. И, по таблице Пеле, в спец. войсках, без большого инженерного парка, состояло не 15193, а 15093 чел.

Как известно, 21.8 (2.9) не имелось никаких сведений о корпусе Латур-Мобура и еще о 9 кав. полках, присоединившихся, тем не менее, к армии до 26-го. Васильев и Попов оценили их приблизительную численность так:

4-й корпус кав. резерва – 3600 чел., включая 500 артиллеристов
2-я «легкая» дивизия – 1500 чел.
12-я бригада – 900 чел.[40]

Мы только полагаем, что в первом соединении кавалеристов было не более 3000. А во всех этих войсках, таким образом, насчитывалось около 5900 чел.

В кратком расписании Шамбрэ есть также сведения об откомандированных на тот момент солдатах (всего 7321 чел.) с примечанием: «возвратятся в течение 5 дней». Но более подробной информации о них нет. Численность же всей «Великой армии» Шамбрэ определил так: 122898 (2.9) + 3600 (4-й корп. кав. рез.) + 7321 (отком.) = 133819 чел. Арт. орудий: 563 (2.9) + 24 (4-го к.к.р.) = 587[41].

Внесем следующие поправки:

– присоединились до 26.8 (7.9) не 3600, а 5900 чел.
– при гл. квартире находилось около 1000 чел. и 2 ор.

С их учетом: 122898 (2.9) + 5900 + 7321 + 1000 = 137119. Арт. орудий: 587 + 2 = 589.

Если подсчитать только пехоту и кавалерию, то получим: 137119 – 15593 (с арт. 4-го к.к.р.) = 121526.

Правда, тут есть вопрос о полковой артиллерии. Если обратиться к известным таблицам Фабри на начало войны, то во французских, польских и вестфальских дивизиях отдельных сведений об этих подразделениях нет. И тогда получается, что их солдат должны были учитывать вместе с пехотинцами. Но были при этом и некоторые исключения. Заметим также, что в «бородинской» таблице Пеле отдельная строка по полковой артиллерии 3-го армейского корпуса (12 ор.) имеется, однако в колонках «люди» и «лошади» данные отсутствуют.

В Гжатске был оставлен 1 батальон (ок. 500 чел.) и кав. команда (48 чел.)[42]. И до начала битвы войска понесли какие-то потери, о которых без точных данных судить, конечно, сложно. Во всяком случае, убыль людей не в боевых действиях в начале войны была действительно весьма велика, но к тому времени (конец августа / начало сентября) заметно снизилась.

Если рассматривать Бородинское сражение как трехдневное, то эти «предшествующие» потери относятся только к относительно небольшому отрезку времени до 23 августа (4.9, включительно). Однако в данном варианте получается, что значительная часть войск Наполеона присоединилась (или могла присоединиться) к остальным его силам в первые два дня битвы. Но корректно ли тогда включать эту часть войск в состав «Великой армии» к 24 числу? На наш взгляд, в этом случае требуется только специальное пояснение.

Вместе с тем необходимо учесть не вызванные потерями изменения численности и русских войск в течение 24 – 26 августа.

Большинство французских историков полагало, что «Великая армия» потеряла при Бородино от 10 до 30 тыс. чел. И, пожалуй, максимально оценил ее урон Сегюр – около 40 тысяч. Согласно же хорошо известным подсчетам Деннье, всего выбыло из строя 28086 чел. Но, по мнению Васильева и Попова (а также ряда других историков), эти составленные «по свежим следам» сведения, «по-видимому, являются неполными»[43]. И, например, по оценке В.Н. Земцова (2001-2002), в действительности 24 – 26 августа (5 – 7 сентября) могло быть потеряно от 35,5 до 41,5 тыс. чел., а в среднем – 38,5 тыс.

В настоящее время мы можем представить только своего рода «промежуточный» итог наших исследований по русской армии. И в целом о приведенных ниже сведениях заметим следующее.

В русских войсках учитывались солдаты и офицеры, которые с 24.8 поступали в какие-либо части и соединения или, напротив, были откомандированы из них, не приняв при этом никакого участия в боевых действиях.

При определении численности армии Багратиона в качестве исходной информации использовались данные из рапорта о ее состоянии 17 августа. Строго «по букве» этого документа речь в нем идет только о пехоте и кавалерии. И если в него действительно не были включены все артиллерийские подразделения (а не только инженерные), то тогда в нашем подсчете количества солдат в русских регулярных войсках данное обстоятельство не учтено.

17 августа 31-я батарейная рота продолжала иметь большой некомплект орудий – 7. И если затем так ничего и не изменилось, то в армии Кутузова было не 624 орудия, а 617.

Численность армии Наполеона дана с учетом войск, которые присоединились (или могли присоединиться) к ней 24 и 25 августа (5 и 6 сентября), а также без большого инженерного парка (имеющегося в таблице Пеле – 764 чел.). По более «пессимистичной» оценке, всего было около 135,5 тыс. человек, пехотинцев и кавалеристов – около 120 тысяч.

Что касается вопроса о полковой артиллерии (см. выше), то какие-либо коррективы в этом отношении не вносились.


Соотношение сил и потери при Бородино с 24 по 26 августа

  АРМИЯ НАПОЛЕОНА РУССКАЯ АРМИЯ
регулярные войска ок. 136 тыс. чел. до 114 тыс. чел.
в том числе    
пехота и кавалерия ок. 120,5 тыс. чел. до 103 тыс. чел.
иррегулярные войска  
менее 8 тыс. казаков (с артилл.)
до 20 тыс. ополченцев
артиллерийских орудий 589 624
в том числе    
легких 3 и 4-фунтовых ок. 135
6-фунтовых более 270 256
более 6 и до 12 ф. (вкл.) до 60 300
более 12 фунтов до 125 68
     
потери 35 – 41,5 тыс. чел. 42 – 50 тыс. чел.

 


Примечания

[1] Отечественная война 1812 года. Материалы ВУА. СПб., 1911. Т. XVI. С.110, 118-119.

[2] Отечественные записки. СПб., 1822. № 28. С. 157-158, 191-193; № 29. С. 331-354.

[3] Стр. 22 и 28. Шмидт представился начальником канцелярии штаба Бертье, имевшем при этом феноменальную память. Но тогда с учетом именно этого обстоятельства очень трудно объяснить допущенные им ошибки.

[4] Chambray G. Histoire de l'expedition de Russie. Paris, 1838. V. 2. P. 33.

[5] Pelet J. J. G. Bataille de la Moskowa // Bubliotheque historique et militaire. T. VII. Paris, 1853. P. 519.

[6] Михайловский-Данилевский А. И. Описание Отечественной войны 1812 года... Изд. 3-е. СПб., 1843. Т. 2. С. 210.

[7] Там же, С. 189; М. И. Кутузов. Сборник документов. Т. IV. Ч. 1. С.138.

[8] Михайловский-Данилевский А. И. Указ. соч. Т. 2. С. 210.

[9] М. И. Кутузов. Т. IV. Ч. 2. С. 713.

[10] Михайловский-Данилевский А. И. Указ. соч. Т. 2. С. 252-254.

[11] Богданович М. И. История отечественной войны по достоверным источникам. СПб., 1859-1860. Т. 2. С. 222-223; Михайловский-Данилевский А. И. Указ. соч. Т. 2. С. 254.

[12] Богданович М. И. Указ. соч. Т. 2. С. 162.

[13] Правда, этот вывод был далеко не новым – см. Бородинское сражение // Чтения ИОИДР. 1872. кн. 1. М., 1872. С. 45.

[14] Кац Б. Подлинные потери русской армии в Бородинском сражении // Исторический журнал. № 7-8. Август 1941. C. 123-124.

[15] Там же, С. 125.

[16] М. И. Кутузов. Т. IV. Ч. 1. С. 210-218.

[17] Бескровный Л. Г. Отечественная война 1812 года. М., 1962. С. 396-397. В «сентябрьских» ведомостях потери указаны именно за 26 августа. Бескровный также указывает меньшую численность армии «до начала сражения» (стр. 396) по сравнению с исходной (стр. 371).

[18] Там же, С. 371.

[19] Троицкий Н. А. 1812. Великий год России. М., 1988. С. 175-176.

[20] Там же, С. 141.

[21] В итоге, по подсчетам Троицкого, казаков было 11 тысяч, и значительно большую часть иррегулярных войск составляли ополченцы – 28,5 тыс.

[22] Шведов С. В. Комплектование, численность и потери русской армии в 1812 году // История СССР. 1987. №4. С. 131-134.

[23] Шведов С. В. Численность и потери русской армии в Бородинском сражении // Отечественная война 1812 года. Источники. Памятники. Проблемы. Бородино, 1994. (мат-лы II Всеросс. научной конференции в Бородино, 1993). С. 107.

[24] Шведов С. В. Численность и потери русской армии при Бородино // Эпоха наполеоновских войн: люди, события, идеи. Мат-лы VII Всеросс. научной конференции. Москва, 23-24 апреля 2004 года. М., 2004. С. 76-111.

[25] Львов С. В. Борьба с формализмом или что делал Витгенштейн в Мозыре. К дискуссии о численности и потерях Российской армии при Бородине // Эпоха наполеоновских войн: люди, события, идеи. Мат-лы VIII Всеросс. научной конференции. Москва, 21-22 апреля 2005 года. М., 2005. С. 77-99.

[26] Шведов С. В. Комплектование... С. 135.

[27] Львов С. В. О потерях Российской армии в сражении при Бородино 24-26 августа 1812 года // Эпоха наполеоновских войн: люди, события, идеи. Мат-лы VI Всеросс. научной конференции. Москва, 24 апреля 2003 года. М., 2003. С. 52-66.

[28] По данным таблицы, во 2 – 4-м кав. корпусах и 2-й кирас. дивизии выбыло из строя 3200 чел.

[29] Как заметил один наш коллега, в завязавшейся тогда между Львовым и Шведовым полемике главное разногласие состоит в том, какая методика и какая источниковая база дают более точный результат.

[30] Васильев А. А., Елисеев А. А. Русские соединенные армии при Бородине 24-26 августа 1812 года. Состав войск и их численность. М., 1997.

[31] C двумя Донскими ротами – 624 орудия. Столько их указано в известной статье А.П. Ларионова «Использование артиллерии в Бородинском сражении» (1962 г.).

[32] Бессонов В.А., Попов А.И. Действия казачьих отрядов Быхалова и Тимирова в 1812 г. // Отечественная война 1812 г. Источники. Памятники. Проблемы. Можайск, 2004. (мат-лы XI Всеросс. научной конференции в Бородино, 2003).

[33] Отечественная война 1812 года. Энциклопедия. М., 2004. С. 484, 663.

[34] Троицкий Н. А. Указ. соч. С. 174-175.

[35] Васильев А. А. Потери французской армии при Бородино. // Родина, 1992. № 6-7. С. 68-71.

[36] Васильев А. А., Попов А. И. Война 1812 г. Хроника событий. Grande Armee. Состав армии при Бородино. М., 2002.

[37] Прилагавшаяся к труду Пеле (см. прим. 5) таблица.

[38] Васильев А. А., Попов А. И. Указ. соч. С. 19-22, 35-36, 37, 27.

[39] Там же, С. 37.

[40] Там же, С. 36, 31, 21.

[41] Chambray G. Histoire de l'expedition de Russie. Paris, 1838. V. 2. P. 33.

[42] Васильев А. А., Попов А. И. Указ. соч. С. 27, 37.

[43] Там же, С. 40.

 

Публикуется в Библиотеке интернет-проекта «1812 год» с любезного разрешения автора.